Бородин: театр вливает энергию в человека и тем самым спасает

news
ВЕСТИ.RU

В январе нынешнего года художественный руководитель Российского академического Молодежного театра, народный артист России Алексей БОРОДИН отмечает профессиональный юбилей – он 40 лет руководит РАМТом.

В январе нынешнего года художественный руководитель Российского академического Молодежного театра, народный артист России Алексей БОРОДИН отмечает профессиональный юбилей – он 40 лет руководит РАМТом. - Алексей Владимирович, вы возглавили театр 40 лет назад, в январе 1980 года – тогда он назывался Центральным детским и не был еще академическим. С какими чувствами вы входили в овеянное славой здание? - Мне было 38 лет — немного для такой должности. Может быть, я проявил некоторое легкомыслие, но какого-то особого волнения не было. Решил, что должен попробовать, раз так распоряжается жизнь, но не буду держаться за кресло, если почувствую, что себе самому изменяю. И это чувство, как мне кажется, было правильное: оставаться самим собой, не подлаживаясь под кого-то или подо что-то. Во времена моей юности я хорошо знал этот театр, ходил сюда как зритель. ЦДТ тогда был на очень хорошем уровне, им руководила Мария Кнебель, работали Анатолий Эфрос и Олег Ефремов. Но, переступив порог театра как худрук, я понял, что он уже не такой живой, а во многом заорганизованный пионерско-комсомольский. Моя задача была – распахнуть окна, чтобы устроить "сквозняк". - Вы возглавили коллектив в самую глухую эпоху застоя. Незадолго до вашего назначения были введены войска в Афганистан, еще был жив Брежнев и вовсю трудились худсоветы, тщательно выверяя идеологическую правильность спектаклей. Теперь мы живем в другой стране и в другое время. Скажите, в какой период вам было сложнее работать как режиссеру? - Театр всегда связан с тем, что происходит за окном, чем живет страна. С советской идеологической системой я впервые столкнулся, когда ставил свой дипломный спектакль в Смоленском драматическом театре – "Два товарища" по Владимиру Войновичу. Я был тогда наивным 27-летним человеком, который застал прекрасный период в истории отечественной Мельпомены, когда были открыты театр «Современник», Театр на Таганке. Но на дворе стоял 1968 год, СССР вместе с рядом стран Варшавского блока ввели в Чехословакию войска, а в Смоленске было глухое время с жутким обкомом партии. Наш спектакль ждал полный разгром. Меня на обкоме обвинили в антисоветчине и формализме, были сняты со своих постов главный режиссер и директор театра. Потом уже в Москве я понял, что в столице мне места нет – в лучшем случае буду каким-нибудь десятым ассистентом у кого-нибудь, и судьба сложилась так, что в 1973 году меня пригласили возглавить Кировский ТЮЗ. А в Кирове, надо сказать, был замечательный обком – полная противоположность смоленскому. Там мне заявили: вы специалист, вы и делайте. Такой подход был удивителен по тем временам, мне очень повезло попасть в такой своеобразный оазис либерализма. В итоге я получил очень хороший опыт и прекрасно понял правила игры. Приехав снова в Москву, я понимал, как надо существовать, чтобы остаться свободным человеком и при этом обходить какие-то рифы. А они были постоянно. Например, мы три месяца сдавали спектакль "Ловушка № 46, рост второй" по пьесе Юрия Щекочихина. Придирались к "Отверженным" Гюго — спрашивали, например, почему на сцене висит французский флаг или почему главный герой спектакля, Жан Вальжан, идет на баррикады. У Гюго, отвечаю, написано, что он там случайно оказался. Мне в ответ: "Это надо изменить!" Приходилось выслушивать подобные придирки, но мы были уже закаленными и не мытьем, так катанием обходили их, понимая, что делаем хорошее дело. "Ловушку" вместе с нами защищали Евгений Евтушенко, Ролан Быков и Олег Табаков. За спектакль шла битва – чиновники тогда выступили с 68 замечаниями. Мы учились жить в предлагаемых обстоятельствах, и меня еще сильно ограждал от них потрясающий директор-распорядитель театра Михаил Яновицкий. Он принял меня буквально по-отцовски. Михаил Иосифович работал в театре 50 лет, у него всё было "схвачено" и на спектакли всегда находились деньги. Во времена Перестройки пришла радость от того, что мы можем покупать какие хотим книги и ставить какие угодно спектакли, но не стало совсем никаких денег. Тогда же я потерял Михаила Иосифовича: в какой-то момент на сцене прорвало трубу, стало все заливать, а средств на ремонт не было. На следующий день после ЧП он умер. Разрыв сердца. Это был 1997 год. - Это правда, что в этот период вы хотели уйти из театра? - Да, это был тяжелый момент, когда я как тигр в клетке, ходил по своему кабинету и понимал, что не могу ничего сделать: денег нет, и как существовать труппе и театру – непонятно. Это "испытание рублем" длилось какое-то время. Но я помнил, как в Кирове мы работали в куда более спартанских условиях и ставили спектакли не хуже, чем в Москве. И еще до того, как экономика РАМТа укрепилась, мы морально преодолели этот период отчаяния. Было трудно, но лично мне помогали стены кабинета: когда понимаешь, что принял эстафету от тех, кто был до тебя — вплоть до МХАТа-II с Михаилом Чеховым. Очень важно сознавать, что не с нас всё начинается, не нами и кончится. И очень важно не растерять отношения между людьми, ведь творческая дружба, когда понимаешь, что ты не один, дает силы. - Вы рано определились с направлением в искусстве, начав работать для детей и юношества. Чем эти зрители интереснее взрослых? - Дети лучше нас, взрослых. Я знаю это по своим детям и внукам, по своим студентам. Они открыты и свободны. Взрослые люди — более функционеры и доктринеры. Неплохо, если у человека есть творческий опыт, а вот житейский часто его портит, потому что появляются маркеры «это можно», «это нельзя». А ребенку всё можно. Для себя я сформулировал задачу нашего театра так: говорить с детьми обо всем, оградив их от цинизма и жестокости. - Почему вы переименовали театр в молодежный? Зритель повзрослел? - Безусловно. Центральный детский театр был флагманом ТЮЗов всей страны – театров, в которых работали такие известные режиссеры, как Зиновий Корогодский и Лев Додин — в Ленинграде, Адольф Шапиро в Риге, Борис Наравцевич в Горьком. Но со временем название "детский", как мне кажется, устарело. Никакой человек в 10 лет не считает себя ребенком. Если ему сказать, что он идет в детский театр, он скажет – зачем, это для малышей. Я взял словарь Даля и не нашел там слова "детство". Зато нашел "молодость (младость)" – как период от младенчества до срединных лет. Получилось, что наш театр – это как у Льва Толстого: детство – отрочество – юность. "Молодежный" – это развитие, а термин "детский" – некая стагнация. - В РАМТе вы поставили среди других две пьесы известного отечественного журналиста Юрия Щекочихина – "Ловушка № 46, рост второй" и "Между небом и землей жаворонок вьётся". Чем вас привлекло драматургическое творчество Юрия Петровича, который прославился своими расследованиями? - В Москву из Кировского ТЮЗа мы приехали вчетвером. Я, заведующая литературной частью и мой заместитель по художественным вопросам Елена Долгина, главный художник Станислав Бенедиктов и ныне гендиректор Большого театра Владимир Урин. Мы все вчетвером продолжаем дружить. Так вот, Елена Михайловна знала Щекочихина и привела его сюда. У него вышла статья в "Литературке", кажется, "У озера" – про то, как из-за джинсов убили мальчика. Договорились, что Юра напишет пьесу об этом. С точки зрения драматургии она получилась весьма корявая, но была очень живая и правдивая. Стало ясно, что она не получит одобрения худсовета, но я пришел к заместителю министра культуры со словами, что есть современная пьеса, которую мы поставим без затрат со стороны ведомства и так далее. Нам разрешили репетировать. Тогда в театр пришло молодое поколение артистов: Леша Весёлкин, Серёжа Серов, ныне покойные Лара Моравская и Женя Дворжецкий. Прекрасные ребята. Команда, как говорил Юра, которого в театре называли Щекочехов. Мы сделали "Ловушку" буквально за два месяца, а потом начались наши мытарства — ставить не разрешили. Но мы ее выпустили позже, уже в Перестройку. - Братья Стругацкие и Рей Брэдбери в репертуаре театра – это поиски новых форм разговора с молодежью? - В то время я очень увлекался современной фантастикой. Перечитал всего Айзека Азимова, Рея Брэдбери. Но переводить их произведения в пьесы было очень трудно. Это были своего рода театральные опыты. Мне кажется, очень важно делать то, что тебя самого увлекает, что нравится. Это в хорошем смысле «заражает» других – сначала актеров, а потом и зрителей. - Как вы полагаете, устаревают ли пьесы вообще? Например, произведения Виктора Розова активно ставились в послевоенное время, в том числе и в Центральном детском театре, а сейчас его почти не видно. - В 1990 году я поставил пьесу Розова "До́ма", про парня, который вернулся из Афганистана и которого здесь убивают. Мне кажется, это было честное произведение о происходящем. В 2013 году, когда отмечалось 100-летие Виктора Сергеевича, мы провели лабораторию, в которой молодые режиссеры ставили отрывки из его пьес. Миша Егоров представил большой фрагмент из пьесы "В дороге". Впоследствии он вырос в камерный спектакль в Черной комнате. И эту постановку очень хорошо принимают зрители. В 2021 году мы будем отмечать 100-летие театра и хотим поставить пьесы предыдущих лет, в том числе одну розовскую. - Борис Акунин представлен в вашем творчестве "Эрастом Фандориным", черной и белой версиями "Инь и Ян". Чем вам интересен этот писатель и почему вы поставили сразу две версии "Инь и Ян"? - Дело в том, что наряду с фантастикой, я любил и люблю хорошие детективы. Когда в Москве начался читательский бум Акунина с его Фандориным, артисты буквально вложили мне в руки эти книги. Я начал читать "Азазель" — написано было умно, талантливо, занимательно, на фоне интересного исторического контекста. Еще не дочитав книги, я загорелся ее поставить. Елена Михайловна Долгина каким-то образом уговорила Бориса Акунина к нам прийти — ведь тогда, по его словам, он театр совершенно не любил. Но после нашей встречи согласился на постановку и даже сам написал инсценировку. Премьера спектакля "Эраст Фандорин" прошла с большим успехом, и я попросил Акунина написать нам что-нибудь еще. Он ответил, что есть идея, но в двух версиях. А когда я прочел пьесы "Инь и Ян", то понял, что надо ставить обе, потому что это не только отличные детективы, но талантливая и удивительно театральная литературная игра. И с удовольствием поставил. - Акунин фигурирует у вас в спектакле "Последние дни", наряду с Пушкиным и Булгаковым. Как бы вы определили сей жанр? Фантазия? Фарс? Фантасмагория? - Фантазия, скорее. Мне давно нравилась пьеса Михаила Булгакова "Последние дни" (о гибели Александра Пушкина), вместе с тем я понимал, что это не самое сильное его произведение, ее надо подсократить. Как-то мне позвонил Акунин и рассказал, что работает над "Историей государства Российского", и там есть очень интересный период, касающийся отрочества Петра I. В итоге прислал пьесу "Убить змееныша", но короткую, на 37 страниц. Возник вопрос — как соединить Пушкина и молодого Петра? Что их объединяет? Конечно, "Медный всадник" Пушкина. Оказалось, что отражение одного времени в другом – очень любопытная вещь. Получились три автора и три века – ХIХ, ХХ, ХХI. Отразилось и время Петра I, и время Николая I. Такая своего рода творческая авантюра, но, мне кажется, получилось интересно. - Вы не только театральный режиссёр, но и театральный педагог, воспитавший плеяду известных деятелей культуры и искусства. Вы строгий преподаватель? - Да нет, я не строгий. Когда раз в четыре года набирал курс в ГИТИСе, всегда переживал, что из огромного количества талантливых людей надо выбрать 30 человек. Это безумно трудный момент, в который со страшной силой должна работать интуиция. Но зато эти 30 человек дают энергию, которую можно сравнить с холодным душем. Однако после того, как я занялся привлечением в РАМТ большого количества молодых режиссеров, театр стал занимать такое количество времени, что его не осталось на студентов. - В чем, на ваш взгляд, заключается миссия театра в наш век Интернета и высоких скоростей? Не устарел ли он? - Нет, не устарел, напротив. Люди сейчас почти совсем лишены живого общения, оторваны друг от друга. А театр — единственное искусство, где все рождается на ваших глазах — объединяет и актеров на сцене, и зрителей в зале. Здесь человек не чувствует себя одиноким. Театр вливает энергию в человека, и тем самым его зачастую спасает.

Читать также

news1

Группы «Алиса» и «Пикник» выступят на ежегодном фестивале «Чартова Дюжина»

LENTA.RU

В Москве состоятся тринадцатый ежегодный музыкальный фестиваль «Чартова Дюжина» и вручение национальной премии «Нашего Радио». Мероприятие пройдет 13 февраля в «ВТБ Арене». На нем выступят такие музыканты, как «Алиса», «Пикник», «Горшенев», Вадим Самойлов, 25/17, «Заточка», «Чиж & Co».

Подробнее
news1

Кинокритики выбрали лучший фильм 2019 года

LENTA.RU

Члены жюри национальной премии кинокритики и кинопрессы «Белый слон» выбрали лучший фильм 2019 года. Награды была удостоена драма Кантемира Балагова «Дылда». Картина также одержала победу в номинациях «Лучшая режиссерская работа», «Лучшая операторская работа» и «Лучшая работа художника».

Подробнее
news1

Символ блокадного Ленинграда и символ Израиля. Как две идеи объединили в одном памятнике в Иерусалиме

БИ-БИ-СИ

23 января в Иерусалиме открывают восьмиметровую стелу, посвященную жертвам блокады Ленинграда. Над созданием мемориала работали скульпторы из Израиля и Санкт-Петербурга.

Подробнее
news1

В «Симпсонах» нашли предсказание о смертельном вирусе

LENTA.RU

В мультсериале «Симпсоны» нашли предсказание о смертельном китайском коронавирусе. Пользователи Twitter обратили внимание на серию из четвертого сезона шоу. В эпизоде вирус попадает в США через посылку, которая, однако, приходит в Спрингфилд не из Китая, а из Японии.

Подробнее
news1

Звезда «Счастливы вместе» решила продать автомобиль после задержания с кокаином

LENTA.RU

Актриса Наталья Бочкарева решила продать автомобиль после задержания с кокаином осенью 2019 года. «Сегодня окончательно решила продавать своего любимого, я бы сказала даже саааамого любимого "коня". Жалко, что скучает без дела. Ему нужен хозяин», — написала звезда «Счастливы вместе».

Подробнее
news1

Названа причина смерти актера из сериала «След»

LENTA.RU

Названа причина смерти российского актера театра и кино Данилы Перова. Об этом сообщила актриса Елена Скороходова в своем Facebook-аккаунте. По ее словам, Перов скончался из-за оторвавшегося тромба. О смерти актера из сериала «След» стало известно вечером 23 января. Ему был 51 год.

Подробнее
news1

Джеки Чан рассказал о 200 смертельных случаях на съемках

LENTA.RU

Актер Джеки Чан рассказал о смертельных случаях, которые случались с ним на съемках. По словам звезды, за свою 48-летнюю карьеру он более 200 раз оказывался на грани жизни и смерти. «Было много таких ситуаций. Возможно, даже по несколько раз на протяжении одного фильма», — вспомнил артист.

Подробнее
news1

Умер актер из сериала «След»

LENTA.RU

Умер российский актер Данила Перов. Информация об этом появилась на сайте театра «Содружество актеров Таганки». Причина смерти не уточняется. Артисту был 51 год. Сын актрисы Раисы Рязановой появлялся в сериалах «След», «Кодекс чести», «Всегда говори "всегда"», «Леди Бомж» и «Серебряный бор».

Подробнее
news1

Кевину Спейси пригрозили новым иском за домогательства

LENTA.RU

Актеру Кевину Спейси пригрозили новым иском за сексуальные домогательства. Сын массажиста, умершего после подачи иска против артиста, заявил, что собирается продолжить судебные разбирательства. Скай Алвес (Sky Alves) рассказал, что перед смертью отец в подробностях описал приставания звезды.

Подробнее
news1

Валентина Талызина призналась, что была для Рязанова "домработницей у жены"

ВЕСТИ.RU

В "Судьбе человека" — Валентина Талызина. 22 января этой талантливой актрисе исполнилось 85 лет. Народная артистка до сих пор выходит на сцену родного театра имени Моссовета, а зрители знают и любят ее по ролям в фильмах, которые уже стали классикой отечественного кинематографа.

Подробнее
news1

Умерла звезда «Монти Пайтона»

LENTA.RU

Британский актер, режиссер и сценарист Терри Джонс, звезда комик-группы «Монти Пайтон», скончался в возрасте 77 лет. О смерти артиста сообщил его агент. Подробности и причина пока не уточняются. Терри Джонс совместно с Терри Гиллиамом создал фильмы «Монти Пайтон и Священный Грааль» и «Смысл жизни по Монти Пайтону».

Подробнее
news1

Барабанщик Aerosmith подал в суд на группу

LENTA.RU

Барабанщик Джоуи Крамер заявил, что члены группы Aerosmith несправедливо исключили его из состава перед вручением «Грэмми», и подал на музыкантов в суд. В иске указано, что Крамер получил незначительные травмы весной 2019 года, из-за чего временно перестал участвовать в репетициях и концертах Aerosmith

Подробнее
news1

В "Зарядье" выступит Национальный филармонический оркестр России

ВЕСТИ.RU

11 февраля в Большом зале "Зарядья" состоится концерт Национального филармонического оркестра России. Дирижер - Дмитрий Матвиенко. Солисты концерта – многократные победители и лауреаты международных конкурсов Лукас Генюшас, Андрей Гугнин, Никита Борисоглебский и Александр Бузлов.

Подробнее
news1

Markscheider Kunst выступят в клубе «16 тонн»

LENTA.RU

Питерская музыкальная группа Markscheider Kunst выступит в московском клубе «16 тонн». На грядущем концерте коллектив собирается отметить день рождения своего гитариста, певца и автора песен Сергея Ефременко. Мероприятие запланировано на 1 февраля. Markscheider Kunst дебютировали в 1992 году, играя рокабилли.

Подробнее
news1

Россияне останутся без голливудских фильмов на майских праздниках

LENTA.RU

На майских праздниках в кинотеатрах будут показывать преимущественно российское кино. Накануне свой отставки министр культуры Владимир Мединский отметил, что перед 75-летием Победы в Великой Отечественной войне россияне останутся без голливудских фильмов, и заявил, что подобные праздники происходят лишь раз в жизни.

Подробнее